RSS
 

Добыча олова

Мировая добыча олова заметно колеблется, имея тенденцию к повышению. Своего апогея она достигла в годы второй мировой войны, когда количество добываемого только в капиталистических странах олова превысило 250 000 тонн в год.

По окончании войны добыча олова как стратегического металла заметно снизилась, но затем вновь стала возрастать. Так, по данным американского исследователя Д. Шелтона, в 1963 году мировая добыча олова составляла 193 344 тонны. Это количество олова распределялось между отдельными странами следующим образом: Малайский архипелаг – 31 процент, КНР – 15 процентов, Боливия – 12 процентов, СССР – 10 процентов, Таиланд, Нигерия, Индонезия, вместе взятые,- 18 процентов, остальные страны – 2 процента.
Следует отметить, что приведенные данные для СССР являются устаревшими и далеко не соответствуют современному уровню добычи олова. Перспективная оценка мировой потребности в олове предполагает увеличение его добычи к 2000 году примерно вдвое.

Основные оловоносные провинции земного шара были известны человечеству еще в глубокой древности. Так, греческий географ Страбон в качестве древнейшего района добычи оловянной руды в 25 году новой эры упоминает Хоросан, расположенный в северной пасти Ирана; исследованиями Байерса в конце прошлого века в этом районе подтверждено наличие древних рудников.

Примерно тем же периодом, что и хоросанские рудники, датируются известные «чудские копи» Юго-Восточного Казахстана, расположенные в Калбинском хребте.

Во времена владычества мавров значительное количество олова добывалось в испанских Пиренеях.

В арабских рукописях VIII-XI веков в качестве оловоносных районов упоминаются Малайя и Бирма.

Начиная с X века основная роль в добыче олова в Европе переходит к расположенному в Южной Англии месторождению Корнуолл; в 1037 году здесь было добыто уже около 600 тонн металла. Общее количество олова, добытого из месторождений Корнуолла за время их эксплуатация, измеряется 2-3 миллионами тонн.

Несколько позже, в XIII веке, началась эксплуатация месторождений Саксонии и Богемии; объем добычи олова из рудников этого района в XVI веке составлял уже около 750 тонн в год.

XVIII век ознаменовался началом интенсивной добычи олова из месторождений Боливии, ранее эксплуатировавшихся в качестве серебряных.

В России, несмотря на острую потребность в олове, особенно резко возросшую в конце XIX – начале XX века в связи с бурным развитием капитализма, нужды промышленности покрывались исключительно за счет импорта этого металла. Добыча олова осуществлялась лишь в совершенно мизерных масштабах в Восточной Финляндии и в Забайкалье – месторождения Питкяранта и Онон. В официальных кругах существовало мнение об отсутствии на территории России сколько-нибудь существенных концентраций олова, хотя касситерит находили в целом ряде районов.

Начиная с 30-х годов по инициативе академика С. С. Смирнова развертываются широкие поиски оловянных Месторождений, в первую очередь – в восточных районах страны. Организация этих работ не замедлила принести весьма обнадеживающие результаты: в Забайкалье, Приморье, Якутии, на территории теперешней Магаданской области были открыты многочисленные месторождения олова самого различного масштаба.

Так, на Северо-Востоке в 1933 году было открыто первое оловорудное месторождение Туманное, в 1934 году были сделаны первые находки касситерита на Валькумее, в 1936 году был открыт Бутугычаг, в 1937 году – Иультин и т. д. Уже к 1940 году стало ясно, что восточные районы Советского Союза, и в первую очередь Северо-Восток, представляют собой крупнейшую оловоносную провинцию, по своим потенциальным возможностям не только сравнимую, но и превосходящую главные оловорудные провинции мира, уже в значительной мере выработанные. Советская Россия получила собственную базу для развития отечественной оловодобывающей промышленности.

Годы войны заметно затормозили процесс исследования оловянного оруденения Северо-Востока: по вполне понятным причинам в это время главное внимание уделялось добыче олова из уже известных месторождений, а не поискам новых объектов. Однако в послевоенные годы поиски оловянных месторождений резко интенсифицировались. Это привело не только к открытию новых месторождений, но и к пересмотру перспективной оценки региона.

Так, проведенные в Северо-Восточном геологическом управлении и СВ КНИИ ДВНЦ АН СССР исследования показали значительные перспективы оловоносности южной и юго-восточной части Магаданской области – Охотско-Чукотского вулканогенного пояса. Ранее эти площади считались неоловоносными, включение их в разряд перспективных резко увеличивает общие перспективы Северо-Востока в целом.
Интенсивная работа коллектива горняков и геологов Северо-Востока создала необходимые условия для почти полного отказа Советского Союза от импорта олова. В ближайшие годы в нашем северном крае будут введены в эксплуатацию несколько групп весьма крупных месторождений. Это обстоятельство выдвигает нашу страну в ряды крупнейших поставщиков олова на мировом рынке.