RSS
 

Золото Севера

Знаменитый Яно-Колымский пояс россыпной золотоносности, наиболее полно охарактеризованный в трудах академика Н. А. Шило, а также уникальные чукотские россыпи образовались в результате размыва золоторудных гидротермальных месторождений.Эти классические месторождения колымского типа хорошо изучены и освоены золотодобывающей промышленностью.
В последние 60 лет на Северо-Востоке была выявлена новая крупнейшая золоторудная провинция. Она связана с древним вулканическим поясом, протянувшимся по северному побережью Охотского моря и затем через верховья рек Омолон, Анадырь, Чаун, Амгуэма до самой восточной точки нашей страны на Чукотском полуострове. Геологи назвали его Охотско-Чукотским вулканическим поясом. Этот гигант бушевал многие десятки миллионов лет. Только предсмертная агония его длилась несколько миллионов лет. В то время многие участки Охотского побережья и Чукотки были залиты лентами черных и темно-серых базальтов.

Период же расцвета его сил ознаменовался щедрыми извержениями разноцветных лав и туфов. На белые, зеленые, коричневые и даже красные туфо-лавовые скалы можно вдоволь насмотреться но дороге от Магадана до поселков Усть-Омчуга или Атки. Наш областной центр г.Магадан расположен в пределах этого вулканического пояса.

За свою очень долгую жизнь Охотско-Чукотский гигант накопил много тайн и массу сокровищ, которые тщательно запрятал. Настолько тщательно, что находить их геологи начали сравнительно недавно.

Одним из первых, кто силой разума почувствовал эти сокровища, был Юрий Александрович Билибин. Деловито записал он в своем рукописном отчете за 1933 год тяжелым геологическим слогом следующее: «Если припомнить, что эпитермальные месторождения в громадном большинстве случаен (Новая Зеландия, Мексика, США, Япония, Трансильвания и т. д.) связаны именно с третичными эффузивами, что в США эти эффузивы приурочены к более жестким участкам, зажатым между отдельными ветвями верхнемезозойской складчатой зоны, что эти месторождения являются исключительно богатыми по содержанию металла и крупными по общим его запасам, то станет понятным, что палеоценовая эффузивная толща Северо-Востока может привлекать взгляды но только чистого петролога, но также геолога-поисковика, работающего по золоту».

И вулканический пояс действительно оказался богат не только золотом, но и серебром, ртутью, оловом и другими ценными металлами. Но прежде чем это стало известно, геологам пришлось словно заново «пережить» многомиллионную историю вулканического пояса, эпоху за эпохой:  изучить в деталях былой характер уснувшего гиганта, исследовать его адскую кухню и подземную, и наземную, представить снова живыми давно разрушенные временем вулканы, почувствовать дыхание палящих туч грозных извержений. И вот только тогда начали раскрываться тайны и клады гиганта.
Золото вулканического пояса в найденных месторождениях обычно настолько тонко рассеяно в породе, что в большинстве случаев простым, невооруженным глазом (и даже в лупу) видеть его не удается. Там же, где в редких случаях золотинки удавалось рассмотреть, они походили на что угодно, но только не на то колымское золото, которое геологи обычно находят. К тому же оно оказалось и низкопробным, состоящим на одну треть из серебра. И только одно чудесное качество этих золото-серебряных кладов привлекало.

Геологам давно известно, что скопления золота в породах вулканических поясов могут достигать нескольких килограммов на тонну породы. Еще более внушительными бывают содержания серебра. В наших коллекциях уже есть образцы с килограммовыми содержаниями золота. Они имеют зеленоватый цвет, который придает белой жильной породе кварцу тонкораспыленное золото. Невзрачный вид этих образцов может взволновать только специалиста.


Как образовались такие богатые скопления тонкорассеянного в породе золота?
Итак, вначале были катастрофические извержения сотен вулканов, т. е. наиболее бурные периоды жизни Охотско-Чукотского гиганта. Некоторое представление об этом периоде его жизни можно получить, посмотрев замечательный фильм Гаруна Тазиева «Встреча с дьяволом», который спят на натуре, то есть в одном из районов вулканической деятельности.

Конечные этапы бурных извержений и особенно послевулканические этапы ознаменовались широким развитием горячих металлоносных растворов, зародившихся на больших глубинах. Эти растворы поднимались по трещинам в породах, в самые приповерхностные части земной коры и отлагали здесь большое количество разнообразных минералов.

Геологам доподлинно еще не известно, как сформировались растворы, богатые соединениями золота и серебра. Многими ставилась под сомнение даже сама возможность их образования. Тем не менее растворы, обогащенные различными металлами, неоднократно удавалось обнаружить некоторым исследователям на поверхности и в недрах. Особенно интересный случай произошел зимой 1961/62 года в Южной Калифорнии. Здесь, в вулканической провинции с проявлениями термальных источников, была пробурена скважина до глубины 1 600 метров. При этом был вскрыт горизонт перегретых растворов с температурой свыше 300°. Состав этих растворов оказался очень сложным, в основном хлороидно калиево-натровым. В ходе трехмесячной откачки из растворов выпало около 8 тонн минерального осадка. В тонне такого осадка было обнаружено около 200 килограммов меди, 20 килограммов серебра, 3 килограмма сурьмы, 5 килограммов марганца, 3 грамма золота и целый ряд других элементов. В сущности это была богатая руда, полученная прямо из раствора.
Не из подобных ли растворов Охотско-Чукотский гигант создал свои золото-серебряные клады? Очень может быть.
Однако почему в отличие от колымского золота таким мелким и невзрачным оказалось золото вулканического пояса? На этот вопрос ответить несколько легче. Дело в том, что в вулканических районах месторождения формировались вблизи от поверхности, при резких колебаниях температуры и давления. Значение такого важного фактора в известной мере можно понять из школьного опыта выращивания кристаллов поваренной соли. Если мы будем выращивать кристаллы соли в растворе осторожно и при постоянной температуре, то сравнительно легко сможем вырастить его размером до 5 миллиметров. Но если мы начнем резко менять температуру среды или взбалтывать раствор, то получим всего лишь массу мельчайших кристалликов.

Нечто подобное происходит и при отложении золотых руд. Колымское золото выделялось из растворов в трещинах пород на глубине нескольких километров, т. е. в сравнительно стабильной обстановке.

Золото вулканического пояса отлагалось преимущественно на глубине всего 300-500 метров и нередко в условиях, когда вмещающие руду трещины выходили из недр на поверхность. Именно это и послужило причиной выпадения золота из растворов в виде мелких частиц. Золото и другие рудные минералы отлагаются обычно совместно с большим количеством кремнезема (кварц, халцедон) в виде жил, заполняющих трещины в скальных породах.

Горообразующие силы, реки выводят эти рудоносные жилы на поверхность. И именно реки подготовили нынешнюю славу колымскому золоту. Они размыли золотоносные жилы, «освободили» золото из породы и создали богатые золотые россыпи, проделав, таким образом, за человека добрую половину работы по добыче золота. Почему же реки не сделали этого с месторождениями вулканического пояса? Причиной всему очень мелкое золото. При размыве породы оно не могло отлагаться на месте и разносилось на большие расстояния течением рек. Как выяснилось, значительная часть мелкого пластинчатого золота оказалась способной даже плавать в воде. У геологов есть для такого золота специальный термин«плавучее золото». В вулканическом поясе золоторудные месторождения в результате работы рек не только обогащались, но и довольно часто попросту уничтожались.

Следовательно, если в Яно-Колымском золотоносном поясе главную ценность представляют россыпи, то в вулканическом коренные месторождения золота и серебра, сохранившиеся от размыва.
Велик Охотско-Чукотский вулканический пояс. Размеры его тысячекилометровые, возраст многие десятки миллионов лет. И не удивительно, что такие масштабы привлекают к нему людей смелых и энергичных. Дерзновенно шагнуть в миллионолетия прошлого в поисках богатейших кладов разве это не прекрасно.